Революционная ситуация?

Совсем скоро в России будет отмечаться (правда, уже не всеми поголовно) очередная годовщина октябрьской революции 1917 года. Если еще двадцать лет назад «красный день календаря» занимал неоспоримую позицию главного праздника всех времен и народов, то в последние годы все-таки предпринимаются попытки более или менее объективно оценить события того времени. До окончательного «примирения» сторон еще очень далеко, да и вряд ли оно, это самое примирение, возможно. Аргументы и контраргументы есть как у тех, кто реет красными знаменами вокруг уцелевших памятников вождям, так и у тех, кто считает октябрьский переворот одной из главных катастроф в российской истории. Кроме того, очень популярны в последнее время дискуссии о том, возможно ли в сложившейся в России ситуации повторение событий, подобных тем, что произошли осенью 1917-го?
 
Мы часто слышим рассуждения о социальном неравенстве, несправедливости, засилье денежных мешков, родстве закона и дышла и прочих признаках того, что в стране сложилась революционная ситуация. Не пытаясь рассудить правых и виноватых в многолетнем споре о том, красные или белые были в 1917-1922 годах истинными благодетелями  родины, давайте попробуем определиться, чем именно нынешняя ситуация напоминает ту, что сложилась в начале ХХ века? В чем специфика нашего времени (если она есть) и  что не учитывают учебники, которые довольно лихо раскладывают по полочкам причины и ход практически всех революций, имевших место в истории?
 
Фразу из советских учебников о том, что жить по-старому нельзя, так как верхи не могут, а низы не хотят,  помнят все. Расшифровывая этот тезис, мы обычно вспоминаем разложение армии, концентрацию капиталов в руках немногочисленной и сращенной с криминалом «элиты», активизацию политических партий (особенно радикальных), экономический кризис, бездарность руководства и многое  другое, что действительно имеет место и в нашей современной жизни. Но революция, как и разруха, вершится не только в области политики и экономики, но и в головах. И вот здесь хочется предложить рассмотреть два немаловажных явления, которые не менее важны в любой революционной ситуации, чем упомянутые только что. Это повальные необразованность и инфантилизм. Мы все прекрасно знаем, что шариковское «отнять и поделить» - это недалекий ум, помноженный на озлобленность, агрессию и нежелание рассуждать. Нам хорошо известно, на какие слои населения прежде всего ориентировались  организаторы октябрьского переворота – это, естественно, не академики и профессора, хотя интеллигенция тоже иногда проникалась идеями равенства и братства. Также много писано-переписано о том, что в девяностые годы ХХ века мы находились в состоянии «образовательного провала», когда родители и учителя переквалифицировались в челноков и мелких предпринимателей, а учеба как таковая преподносилась как никому не нужная придурь.
 
Представители поколения тридцатилетних могут рассказать много интересного о том, как в то время, когда они учились в 8-10 классах, у них по полгода не было тех или иных предметов. И то, что преподносится сейчас под видом реформ образования, с учетом всех исходных данных - чудовищно. Расхожая шутка о том, что мозг – это мускул, который надо тренировать, как нельзя более актуальна в наших условиях. Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что у человека мало знающего (а главное, не желающего знать) критичность ума несколько страдает. Я не призываю насильно изучать средневековую литературу и латынь, но когда заведующий отделением или кафедрой в учебном заведении искренне говорит «Да зачем моим студентам история и философия? Они же юристами будут!» - меня пробирает холодок. Я категорически против того, когда явно не приспособленного к высшему образованию юного индивидуума со скрипом перетаскивают с курса на курс – он принес бы гораздо больше пользы обществу, став хорошим фрезеровщиком или сантехником. Но принудительное оболванивание в виде тестирований, выхолащивание гуманитарной составляющей – это катастрофа, способная породить легионы Шариковых дополнительно к тем, что взрастали на хорошо унавоженной почве девяностых годов. Кроме того, образованные врачи, талантливые учителя, достойные юристы, умные экономисты не появятся по мановению волшебной палочки по той простой причине, что у нас проще купить диплом, чем «заработать» его. Тот факт, что для полного финансирования учебного заведения отсев должен быть минимальным, позволяет цвести пышным цветом тем учащимся, с которыми понятие «образование» несовместимо в принципе. Доводилось видеть студентов третьего курса, которые плохо умеют читать. Кстати, помните историю с всеобщей истерией вокруг книги и фильма «Код да Винчи»? Представители самых разных конфессий хором сетовали на то, что данное произведение развращает, расшатывает устои, оскверняет, растлевает и так далее. Оставив пока без внимания вполне закономерные предположения о том, что «Код» являлся на самом деле грандиозным самопиаром различных церквей, хочу успокоить уважаемых священнослужителей: беседы со студентами убедили меня в том, что ни книга, ни тем более фильм их не развратили по очень простой причине. Большинство из них  попросту там ничего не поняли. Чтобы согласиться или не согласиться с идеями, представленными  в данном опусе, нужно обладать хотя бы минимальными знаниями в области истории, культуры, искусства, религиоведения, так что… клерикалы могут спать спокойно.

Если же говорить об инфантилизме – прежде всего инфантилизме моральном, психологическом – то для этого много было сделано за годы советской власти. Знаете, какая фраза была самой популярной в устах людей, доказывавших мне, что при коммунистах было лучше? «А мне ни о чем не надо было думать!» Даже не пресловутая колбаса за два двадцать, а осознание того, что я ни за что не отвечаю  – вот самое сладкое в советских временах. «Здесь нищие молятся, молятся на то, что их нищета гарантирована». Очень подходящая к случаю  фраза из песни «Наутилуса». Человек, согласный жить как быдло при условии, что ему не нужно будет включать голову и совершать хоть какой-то выбор – жутковатая персона. Интересное явление последнего времени  – молодые люди 20-25 лет от роду, называющие себя коммунистами. Детские попытки выдать желаемое за действительное и отношение к историческим реалиям как к страшной сказке – тоже признаки инфантильного восприятия мира. «Большевики были правы! Колхозы и уничтожение врагов народа были оправданы!» - доказывает мне юноша пылкий со взором горящим. «Хорошо, вот у тебя два мобильника. Если я сейчас приведу бомжа, у которого мобильника нет, ты отдашь ему свой просто так, из чувства справедливости?» «Отдам!» - вращая глазами, сообщает младой марксист.     «А если тот же самый бомж встретит тебя в темном переулке и потребует отдать ему один мобильник, потому как он – бедный человек, а ты – заевшийся богатей?» Молчание.
 
Патологическая жестокость - дети, убивающие людей из любопытства, родители, обливающие детей кипятком – это тоже инфантилизм, одна из худших его сторон – неумение чувствовать чужую боль и оценивать последствия. Несвязный рев «Да я пьяный вожу машину лучше, чем иной трезвый!» - это тоже инфантилизм. Папаша и мамаша, которые на несколько часов оставили младенца в коляске на балконе в двадцатиградусный мороз, а сами заигрались в компьютерные игры – это одно из самых диких его проявлений.  Да, я согласна с тем, что отморозки подчас не виноваты в том, что они такие, какие есть – их же кто-то родил и воспитал. Ничто не развращает так, как отсутствие ответственности. И коррупция, с которой мы изо всех сил боремся, да никак не поборем, способствует как раз той самой фатальной пустоголовости, на которую так любят опираться революционеры всех мастей. Имеются сильные сомнения относительно того, что ювенальная юстиция, введение которой нам грозит в скором времени, как-то изменит ситуацию в семьях. Нормальный адекватный родитель, который однажды шлепнул по пятой точке нахамившего ребенка, будет давать взятку, чтобы этого самого ребенка у него не отобрали. Алкоголик, избивающий и насилующий своих детей, будет продолжать это делать, потому как взять с него нечего.

 А оправдать сейчас очень легко буквально все. Аргументы «Так получилось» и «Переклинило» выходят на первое место при расследовании преступлений. «Он же в принципе хороший мужик, но вот что-то его переклинило, и он перерезал всю свою семью…»  Инфантилизм и безответственность, которые старательно культивируются в обществе – это очень настораживает, когда мы говорим о возможности « революционной ситуации». Именно для недалекого инфантила характерно желание решить проблемы одним махом. Хочу все, но ничего не хочу для этого делать. Я не сторонница теорий о глобальном заговоре, но когда всем известные телеканалы с утра до вечера перемалывают истории о том, как та или иная двуногая биомасса убила ребенка, выгнала из дома престарелую бабку, научилась гнать самогон из навоза… Цель видится только одна: убедить зрителя в том, что вокруг тебя – такое же мурло, как и ты сам. А значит, зачем стараться, зачем лезть из кожи? Быть животным – это нормально!
 
Резкая смена власти и хаос – это те условия, в которых «революционные массы» чувствуют себя как рыба в воде. Знаю, что, дойдя до этого абзаца, многие закричат, что народ у нас пьет с горя, убивает от безысходности, насилует оттого, что билеты в музей дорогие, а пьяным за руль садится от извечной русской удали, и ужесточение законов и неотвратимость ответственности результатов не дадут. Мол, дайте людям достойную зарплату, хорошую власть, просторные квартиры – и все будет отлично. Рассадите по тюрьмам бандитов и олигархов, «освободите простой народ от гнета кровопийц», и все проблемы решатся сами собой. Но давайте не доводить до абсурда! Да, действительно безумно жаль побирающихся на улице старушек, которые, отпахав всю жизнь, получают в итоге микроскопическую пенсию. Невероятно стыдно за свое государство, которое, расточая розовую пену с телеэкранов из года в год 9 мая, допускает, что ветераны войны не могут жить в человеческих условиях 65 лет спустя после Победы.

Удивительно мерзко осознавать, что наши паралимпийцы собрали все мыслимые и немыслимые награды прежде всего потому, что в нашей стране инвалиды живут в таких условиях, после преодоления которых любая олимпийская трасса покажется пикником на изумрудной травке. Очень тошно при мысли о том, как ведет себя наша «бизнес-элита» и «звезды». Но когда новоиспеченные правозащитники грудью встают на защиту мамаши, многочисленные  дети которой живут в грязи среди блох и тараканов, и утверждают, что бедная дама «заедена средою» и задавлена волчьими законами, которые в нашей стране направлены против матерей, а не на их защиту, я ощущаю себя Станиславским. Правда, работать и зарабатывать, имея малолетних детей, крайне сложно. Но я не понимаю, каким образом бедность может помешать вымыть в квартире пол и постирать детям одежду – дама живет в городской квартире с водопроводом и батареями. Я могу понять  ситуацию, когда бедная вдова надрывается на трех работах, оставив без присмотра детей, если нет ни бабушек, ни денег на нянек и детский сад. Но если ты не работаешь и живешь на пособия, сидя дома,  то почему грязные и вшивые дети без присмотра с утра до ночи бегают во дворе?
 
Я не очень доверяю увиденному на телеэкране деревенскому дяде с сизым носом, который на фоне поваленного забора яростно критикует власть, допускающую тот печальный факт, что народ на селе голодает и не может даже «тын поправить». Да, на протяжении десятилетий у нас в стране делалось многое для того, чтобы деревня пришла в то состояние, в котором пребывает сейчас. Но я не понимаю, как можно, живя на земле, голодать и почему огород, который у дяди, кстати, имеется, зарос бурьяном и не используется по своему прямому назначению. А забор, видимо, должен починить премьер-министр во время очередной показательной поездки по стране, дабы вернуть себе любовь народа. Господа, нонче ведь не крепостные времена. За порубку ольховых жердей на окраине села батогов не всыплют, а потому ничто не мешает сделать несколько взмахов топором, заготовив таким образом нехитрый строительный материал, и решить проблему.
 
Да, и наличие неподконтрольных закону чиновников, и разрушение промышленности, и дикое состояние армии, и сомнительное происхождение капиталов многих представителей бизнес-элиты -  это все поводы для народного гнева, и, следовательно, показатели революционной ситуации. Да, законы у нас в стране весьма эластичны, особенно при наличии денежных средств. Но необразованность, инфантилизм и безответственность не имеют социальной привязки, не зависят от положения своего «носителя» и в глобальном, общероссийском плане закладывались не сегодня и не вчера. И именно эти черты являются базой для большинства радикальных, кровавых социальных перемен. Не могу согласиться с людьми, которые заявляют о том, что мы живем в тоталитарном государстве, которое заслуживает того, чтобы быть сметенным революционной волной. Многим почему-то очень хочется, чтобы власть с одной стороны решила все их проблемы, включая личные, а с другой – не мешала жить так, как попроще. Но так не бывает. У нас уже была такая власть, которая регламентировала все, в том числе семейную жизнь и свободное время, и она-то во многом и породила то, что мы имеем сейчас.

Мы живем не в тоталитарном государстве, а в государстве полуобразованных непрофессионалов и безответственности, а это, как говорят в Одессе, две большие разницы. То, что происходит сейчас в системе образования, страшнее, чем повышение цен, падение рубля и зарождение культа личности (личностей?), которое диагностируют некоторые политологи, ибо имеет весьма пролонгированное действие. Во-первых, давно и успешно идет торговля результатами ЕГЭ ( всем хорошо памятен случай, когда милиция доблестно накрыла банду учителей, злонамеренно писавших экзаменационные работы за своих учеников). Во-вторых, набирает популярность продажа результатов школьных олимпиад, так как золотая или серебряная медаль выпускника уже особого значения не имеют. Кстати, не спешите швырять камнями в учителей, хотя в последнее время это стало очень популярно в средствах массовой информации. С одной стороны, они не имеют практически никаких рычагов воздействия на учащегося, так как отчислить его (за прогулы, хамство, неуспеваемость и т.д.) из учебного заведения сейчас практически нереально, а с другой – в конце учебного года Минобр будет интересоваться не поведением Васи или Пети, а средней температурой по больнице, то есть, хорошими результатами экзаменов при минимальном отсеве. Далее – в колледжах, институтах, университетах, академиях – история повторяется. Очень жаль по-настоящему способных и одаренных ребят, которые к концу первого курса сливаются с общей массой, так как – «а зачем стараться»? Кстати, у нас в стране сложился какой-то вывернутый престиж высшего образования, но это уже тема для отдельной беседы. Итак, казалось бы, единственный способ поправить катастрофичную ситуацию в сфере просвещения – сделать общедоступной ВОЗМОЖНОСТЬ получать образование и ужесточить контроль над ЗНАНИЯМИ, а не кошельками родителей.

Пусть учится тот, кто хочет и может, а не тот, кто платит. Вернее, пусть будут платные отделения в учебных заведениях, но это должна быть плата  за ВОЗМОЖНОСТЬ УЧИТЬСЯ, она НЕ ДОЛЖНА являться гарантией получения диплома. Ан нет.  Мы с достойным лучшего применения упорством наступаем на те же грабли, на которые уже наступили другие страны. Не хочется кликушествовать, но в недалеком будущем, нас, возможно, ожидает постепенный перевод в том числе и школьного образования  на платную основу. Да, дураками и недоучками легче управлять. Но – до определенного момента. Пока инстинкты и агрессия не возьмут верх в не привыкших к работе мозгах. С годовщиной Октября нас!